Меню сайта
Мини-чат
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Понедельник, 06.12.2021, 01:47
Приветствую Вас Гость
Главная » 2013 » Июнь » 21 » Мой Мир
04:26
 

Мой Мир

Весной 1647 г. казачий десятник Костька Иванов Москвитин, служилый человек Ивашко Самойлов и "новоприбранный охотник" Ивашко Артемьев, были посланны из Верхнеангарского зимовья атаманом Василием Колесниковым для поиска новых ясачных людей, сведений о серебряной руде и разведывания дороги к монгольскому князю Турухай-Табунану. Пройдя через залив Баргузинский Култук попали в долину Баргузина, густо населенную тунгусами.

Этим казакам первым из русских людей удалось пересечь Западное Забайкалье с севера на юг и достичь 29 июня 1647 г. ставки монгольского князя Турухай-табуна, кочевавшего с 20 тысячами своих подданных между правыми притоками Селенги — реками Чикой и Хилок. Князь доброжелательно принял русских и их подарки: шкуры бобра, выдры, рыси, пару соболей и «сукна лазоревого вершок». Турухай-табун передал со служилыми людьми в дар царю золотой «усечек» и серебряную чашку, а В. Колесникову — серебряную тарелку. В знак своей покорности русскому царю князь предоставил казакам право сбора ясака с 2 тысяч своих улусных людей, которые внесли им 50 соболей.

В 1650 г. Константин Иванов Москвитин во главе группы казаков пришел с Байкала на Амур к Е. Хабарову.

1 августа 1652 г. отряд Ерофея Хабарова остановился в Кокоревом улусе, располагавшемся на правом берегу Амура, напротив устья р. Зеи. Здесь и произошел известный конфликт Хабарова с частью казаков, которые отделились от него и поплыли вниз по Амуру "государю, служить своими головами оприченно ево, Ярофея, с травы и с воды". Этот отряд возглавили вольный казак Стенька Поляков и прибывший летом из Забайкалья енисейский казачий десятник Костка Иванов Москвитин. Всего вместе с ними, по словам Хабарова, на трех судах ушли 136, а по данным челобитной С. В. Полякова - 132 чел. В гиляцкой земле эти казаки поставили первый на Амуре русский острог "з башнями и тарасы зарубили и хрящем насыбали для ради иноземсково приступу" и, захватив в аманаты девять князьков, начали собирать под них ясак. 30 сентября к острогу прибыл с отрядом Е.П. Хабаров и "зимовье поставил на одну улицу". После этого он велел построить роскаты для пушек и начать стрелять по острогу. Отвечать на огонь засевшие в остроге казаки не решились, и Хабаров начал приготовления к его штурму. Однако, когда казаки С. В.Полякова увидели, что 12 их товарищей, пойманных за пределами острога, были забиты палками насмерть, они решили сдаться сами. Не веря Хабарову на слово, поляковцы заключили с ним письменный договор, в котором он обязался не убивать и не грабить их, а также "государевых ясачных аманатов не терять". Тем не менее, четверых руководителей мятежных казаков, в том числе и Константина Иванова Москвитина, Хабаров "посадил в железа", а остальных велел бить батогами "и от ево, Ярофеевых, побой и мук умирало много". 7 февраля 1653 г. захваченный острог был по приказу Хабарова сломан и сожжен "кузнецам на уголье и на дрова".

Тем временем в Москве еще 20 марта 1652 г. под влиянием первых донесений якутского воеводы Д. А. Францбекова было решено наградить Е.П. Хабарова и людей его отряда за открытие и присоединение к Российскому государству новых земель, а также строительство там острогов. В том же году в Даурию был послан стольник Д.И. Зиновьев.

25 августа 1653 г. Д.И. Зиновьев во главе отряда из 330 человек встретился вблизи устья р. Зеи с Хабаровым.

Еще на пути в Приамурье, в Якутске, Зиновьев узнал, что многое из сообщенного оттуда Хабаровым в Москву через посредство Д.А. Францбекова не соответствует действительности. Окончательную ясность в существо происшедших на Амуре по вине Хабарова событий внесла "Изветная челобитная Стеньки Полякова с товарищи", поданная царскому посланнику 6 сентября. На первой странице этой челобитной в перечне служилых людей значится: "енисейского острогу служилые люди десятник казачей Костка Иванов...

Итогом наскоро проведенного Д.И. Зиновьевым следствия был арест Хабарова. Все его имущество было конфисковано и описано. Приказным человеком на Амуре вместо Хабарова Зиновьев назначил Онуфрия Степанова Кузнеца. 15 сентября Д.И. Зиновьев с Е.П. Хабаровым, С В. Поляковым, К. Ивановым и 150 стрельцами двинулся в обратный путь.

В Москве, куда Д.И. Зиновьев прибыл в декабре 1654 г., руководители "бунта" против Е.П. Хабарова были полностью оправданы. К.Иванов Москвитин был снова послан на Амур, чтобы отвезти туда привезенных Зиновьевым в Москву "для роспросу даурских и дючерских и гилятцких людей Аная с товарищи 7-ми человек, да женку, да девку". К.Иванову правительство вручило наказную память, в которой амурским казакам запрещалось повторять ошибки Хабарова: "будучи в Даурской и в Дючерской и в Гилятцкой земле..."- гласила наказная память - "тех землиц ясачных людей войною не разоряли б и их не грабили, и не побивали и в полон не имали... . А наш ясак збирали б... з тех даурских и з дючерских и з гиляцких людей ласкою и приветом, а не жесточью и войною..." Однако, на Амур К. Иванов Москвитин больше не попал. 30 июня 1658 г. русский отряд на Амуре, который после ареста и отправки в Москву Хабарова возглавлял Онуфрий Степанов Кузнец, ниже устья правого притока Амура - р. Сунгари был атакован и разбит превосходящими силами маньчжуров. После этого посланный туда воеводой А. Ф. Пашков вынужден был ограничить свои действия территорией Забайкалья. Именно туда в Иргенский острог к нему в конце 1658 или в начале 1659 г. прибыла группа енисейских казаков во главе с пятидесятником Иваном Елисеевым, в состав которой входил толмач Константин Иванов Москвитин. Елисеев был прислан из Енисейска сообщить воеводе о рождении в сентябре 1657 г. великой княжны Софьи Алексеевны. Обратно А. Ф. Пашков их не отпустил, побоявшись, что они сообщат о его бесчинствах в Забайкалье, и "уморил в дощенике" (большое речное судно) по-видимому, голодом, закрыв в чулане, "прикащика самова да толмача Константина".



http://www.pereplet.ru/avtori/moskvitin.html

http://www.pereplet.ru/galery/moskvitin.html

"Вечные" работы художника Александра Москвитина можно увидеть на новой выставке




1
setDivNews('showingimage','hre','images/27957_0/f_0.jpg','0');Ценители
искусства называют его работы вечными. И отмечают, что он смотрит на
мир немного свысока. В Иркутске, в новом выставочном зале фирмы
"Сибатом", открылась выставка художника Александра Москвитина
.


Его
работы видели в Париже, Нью-Йорке, Милане. В Москве ожидается открытие
большой выставки. А пока у иркутян есть уникальная возможность
посмотреть на живопись и графику Александра Москвитина. Картины,
созданные несколько лет назад, и те, что появились на свет совсем
недавно: "Небесные лоси" - из цикла "Память цивилизаций". Или вот еще,
серия фоторабот "Вечная, короткая жизнь ручья Платоновский". Лишь
весной, сразу после рождения, он стремительный поток:

- А потом он высыхает и там растут цветы, в лоне этого русла. Жарки, лилии. Я много снимаю, просто вот здесь я взял и напечатал.

Для
того чтобы создать цикл работ, посвященных сибирской природе, Александр
Москвитин два месяца провел в тайге. Это было серьезное путешествие.
Чего стоит одна только горная Таюра, приток Лены. Зато и энергетика
неповторимая. И буйство красок захватыает дух, делится впечатлениями
художник:

- Причем тайга весной. Можно представить - цветы за
цветами, рыбы идут на нерест. Серьезное такое путешествие было. Камни,
пороги. Горная река чистая, которая пока изобилует хариусом.

Родился
Александр Москвитин в Улан-Удэ, в Иркутске закончил училище искусств.
Ценители его творчества отмечают, что он всегда как будто немного над
миром.

- И не мы смотрим на работы, а работы смотрят на нас,
глазами вечности. Которая запечатлена. И смотрят работы, как мы с вами
ходим. И они глядят на нас, как мы суетимся, как иногда попросту тратим
время, - говорит гендиректор ОАО "Сибатом" Виктор Бронштейн.

-
Можно сказать, что вечность, которую он нам подарил, мы будем ощущать
еще до октября. Здесь, в этом зале, - говорит депутат Госдумы Сергей
Дубровин.

На картинах Москвитина есть место любому сюжету. Тут и
обнаженная женская натура, и трудяги-геологи "Искатели алмазов". Есть и
знакомые каждому иркутянину улицы. Вот, например, "Встреча" на
Урицкого. А это "Мистерия" - картина, которую мастер пишет уже десять
лет. Так и доставил ее на выставку, вместе с мольбертом. "Мистерия"
издалека напоминает Ноев ковчег. Автор между тем уже задумал новый
проект - "арктический", но подробности пока держит в секрете.

8 декабря 2004 г.

Никогда уже новогодние праздники не будут для нас такими же беспечно веселыми и радостными, какими были до 1 января 2004 года, когда не стало удивительного человека и талантливого тренера Владимира Михайловича Москвитина. «Тренер от Бога», «лучший ученик Тарасова», «обладатель энциклопедических знаний» — это все о нем…

Владимир Москвитин
Родился Владимир Михайлович 22 сентября 1936 года в Смоленской области. До приезда в Тольятти работал в Череповце, где с 1969 по 1976 тренировал учащихся детской спортивной школы. Пятеро его воспитанников (Швецов В. (ныне тренер «Лады-96»), Фаличев В., Волгин Г., Матыцин А., Гурьев А.,) в разные годы становились чемпионами мира среди молодежных команд. С 1976 по 1979 Москвитин В. М. тренировал команду «Металлург» г. Череповец (ныне «Северсталь»), которая выступала во 2-ой лиге.
Тольяттинский период жизни начался у Москвитина в 1979 году с приглашения в вазовскую хоккейную дружину на должность второго тренера. Вместе с Гущиным В. И., который в ту пору был главным, они добились огромного успеха: вывели тольяттинское «Торпедо» в первую лигу. Целых десять лет Владимир Михайлович дарил свой богатый опыт и тренерский талант первой команде, трудясь бок о бок с главными тренерами: Гущиным В. И. (6 сезонов), Каменевым В. И. (1 сезон) и Садомовым В. Н. (2 сезона).
Владимир Москвитин и «ТОРПЕДО-81»
В 1989 году Москвитин В. М. возглавил работу по подготовке выпускников детской спортивной школы к переходу в команду мастеров. Тогда еще не было фарм-клуба, и он один выполнял эти функции. Через руки Москвитина В. М. прошло много талантливых ребят, в том числе Денис Метлюк, Эдуард Горбачев, Олег Волков — игроки, принесшие в 1994 году славу тольяттинскому хоккею.
Единственной детской командой, которую Москвитин В. М. вел от начала и до конца, была «Лада-82». Он взял мальчишек, когда им было по 7–8 лет, и тренировал до самого выпуска в «Ладу-2» . Многие его выпускники в свое время привлекались в команду мастеров «Лада» и сейчас выступают в различных клубах России и за рубежом: Михаил Якубов — «Чикаго Блэк Хокс» (НХЛ), Алексей Уваров — «Металлург» (Новокузнецк), Евгений Сафронов — «Молот-Прикамье» (Пермь), Евгений Бумагин — «Казахмыс» (Караганда), Максим Гулевич — ЦСК ВВС (Самара), Артем Воробьев — «Южный Урал» (Орск).
Владимир Москвитин и «ЛАДА-82»
Уйдя на пенсию в 1999 году, Владимир Михайлович продолжал заниматься делом, которое любил и умел делать лучше всего: работал тренером на «Кристалле» с разновозрастной группой ребят, которые считались бесперспективными для детской спортивной школы. Возился с ними, ставил на коньки, доводил до школы, передавая тренерам СДЮШОР. Один из его последних учеников — Семен Валуйский — сейчас ведущий игрок команды «Лада-91».
Исключительное знание методики (окончил с красным дипломом высшую школу тренеров, был одним из немногих, кто сдал на «отлично» дипломный проект самому Тарасову), великолепное тренерское чутье, начитанность (любил цитировать Хемингуэя), образованность (имел два высших образования) сочетались в Москвитине В. М. с удивительной скромностью. Он старался быть незаметным, избегал всяческих конфликтов, выяснений отношений, просто был выше этого, стараясь делом доказать, что из любого материала можно лепить таланты. Не было у него ни званий, ни правительственных наград — самой большой наградой ему стали его ученики. Три года не дожил Владимир Михайлович до своего 70-летия.
В ноябре 2004 года спортивная детско-юношеская школа по хоккею с шайбой решила увековечить память Владимира Михайловича, учредив «Турнир по хоккею юношей 1994 года рождения, посвященный памяти тренера В. М. Москвитина». Начиная с 2004 года, это соревнование будет проводиться ежегодно, вплоть до выпуска команды «Лада-94».
В этом году мемориал В. Москвитина будет проводиться с 21 по 25 декабря силами СДЮШОР и родительского комитета команды «Лада-94». Победителю вручат уменьшенную копию переходящего кубка, оригинал которого будет находиться в СДЮШОР на вечном хранении.

Пресс-служба ХК «Лада»



14.03.2009 исполнилось 70 лет со дня рождения Эмилии Андреевны Москвитиной (1939)

Исполнение Э.Москвитиной, выпускницы Московской консерватории (класс В.Дуловой), отличается виртуозной техникой. С 1963 г. она солистка Московской филармонии, лауреат Всесоюзного и Международных конкурсов.
В коллекции Гостелерадиофонда около 70 студийных записей и 13 концертов Э.Москвитиной, записанных по трансляции. Преимущественно звучат переложения для арфы сочинений А.Алябьева, М.Глинки, А.Грибоедова, М.Ипполитов-Иванова, С.Прокофьева, А.Хачатуряна, Г.Форе, К.Дебюсси, Ж.Оффенбаха, И.Альбениса… Кроме того – произведения Г.Ф.Генделя, А.Вивальди, Дж.Россини, Г.Доницетти, А.Жоливе, Г.Берлиоза, С.Франка, М.Равеля, Б.Бриттена, Б.Чайковского. Среди наиболее интересных – Соната для арфы соло П.Хиндемита (запись 1987 г.), Концерт В.Моцарта для флейты и арфы с оркестром KV 299 (Л.Лебедев, Большой академический симфонический оркестр Гостелерадио, дирижер В.Федосеев, запись 1993 г.) и Концертную симфонию для арфы с оркестром «Фрески Софии Киевской» В.Кикты (Академический Большой симфонический оркестр им. П.Чайковского РГТРК «Останкино», дирижер Федосеев Владимир, запись 1995 г.).
В музыкально-литературном фонде хотелось обратить внимание на авторскую передачу Э.Москвитиной «И арфы блеск волшебный» (запись 1994 г.).


МОСКВИТИНА Эмилия (арфа) 1 "Виртуозная Музыка"

1. Б. Бриттен «Сюита» 13:37
2. П. Крестон Рапсодия «Олимпия» 6:58
3. П. Хиндемит «Соната» 9:32
4. А. Жоливе «Прелюд» 3:27
5. М. Равель Китайский танец из балета «Сон Флорины» 3:33
6. С. Прокофьев «Элеонора» 2:25
7. С. Прокофьев «Прелюд» 2:20
8. Ф. Шопен «Экспромт-фантазия» 5:36
9. А. Алябьев «Соловей» 3:33
10. С. Натра «Соната» 6:14
11. Е. Лекуона «Малагуэнья» 4:13
12. М. Мчеделов «Вариации на тему Паганини» 9:13


Общее время звучания 68:41

Цифровой ремастеринг: А. Мелитонян. Фотограф: В. Агафонов
© 2000, Москвитина Э. А.
® 2000, UEP CD, Россия


Искусство народной артистки России, профессора, выдающейся арфистки нашего времени Эмилии Москвитиной известно во многих странах мира. Еще студенткой Московской консерватории (класс профессора В. Г. Дуловой) она завоевала первую премию на Всесоюзном конкурсе музыкантов-исполнителей, а затем дважды становилась лауреатом международных конкурсов в Израиле и США.
В двадцать четыре года Э. Москвитина стала солисткой Академического симфонического оркестра Московской государственной филармонии. Ныне она первая арфа Большого симфонического оркестра им. П. И. Чайковского под управлением В. И. Федосеева.
Э. Москвитина утвердила себя в качестве солистки, камерного музыканта и recording artist как в России, так и за рубежом. Ее арфа звучала во многих странах мира. Она выступала с концертами на фестивалях в Германии, Швейцарии, Австрии и других странах.
В отечественных и зарубежных рецензиях отмечаются ее безупречный художественный вкус, умение подчинить свое виртуозное мастерство единой художественной цели. За рубежом Э. Москвитину называют «Золотой арфой России». Интересно вспомнить одну из рецензий прошлых лет, принадлежащую известному советскому музыканту Б. Доброхотову, который писал в журнале «Музыкальная жизнь»: «В истории советского арфового исполнительства крупнейшие явления — К. А. Эрдели и В. Г. Дулова. Эрдели — характерный представитель так называемой «романтической ветви», Дулова воплощает «классическое направление». Стиль Москвитиной и не «романтичен», и не «классичен», он, можно сказать, скорее импрессионистичен, во всяком случае основа его — передача вереницы мимолетных образов, настроений, многокрасочность звуковой палитры».
В настоящее время исполнительское творчество Э. Москвитиной достигло своего расцвета. Ныне репертуар арфистки охватывает произведения самых различных стилей, характеров, воплощаемых с большим мастерством и убедительностью.
Компакт-диск «Виртуозная музыка» является первым из 4-х дисков, задуманных настоящим проектом.


ИТОГИ

III Международный фестиваль-конкурс арфистов им. Веры Дуловой



Iпремия составляла $US3.000 и была разделена.
Мария Гудимова (Германия) и Киоко Окуда (Япония) Лауреаты — Анна Афтаева (Россия), Елизавета Бушуева (Россия), Елизавета Мерная (Россия), Орлиак Колин (Франция), Мария Позднякова (Россия).
Приз «Надежда» — Оксана Сидягина (Россия)
Диплом — Клара Бабель (Венгрия)
Диплом «За музыкальность» — Шерин Ким (США-Корея)
Все лауреаты и дипломанты получили по гжельской вазе с памятной надписью, комплект дисков Эмилии Москвитиной и диск с записью Элизабет Фонтан-Бинош.
Все прослушивания проходили в ЦДРИ. На время конкурса была организована выставка работ студентов–художников Института Художественного Творчества.

Жюри


Кумико Ино — арфистка из Японии, преподает в Токио. Концертирует по всему миру и является членом Совета директоров Всемирного арфового конгресса.
Элизабет Фонтан-Бинош — арфистка из Франции. Одна из последних учеников Марселя Турнье в Парижской Консерватории, на протяжении многих лет преподает в Национальной Консерватории в Ницце.
Иен Джонс — арфист из Англии. Родился в Уэльсе, получил грант на обучение в Королевской Академии Музыки в Лондоне. В 1996 назначен на должность профессора Королевской Академии Музыки.
Эмилия Москвитина — арфистка из России. Ученица Веры Дуловой. Бессменный организатор и председатель жюри Международного Фестиваля-Конкурса имени В. Дуловой. Солистка БСО им. П.И. Чайковского. Народная артистка России. Награждена орденом «Знак почета» и орденом «За заслуги перед отечеством». В 2005 — Лауреат премии «Золотые таланты России».
Чичек Рзаева — арфистка из Азербайджана. Стажировалась в МГК им. П.И. Чайковского у проф. Веры Дуловой. Заслуженная артистка Азербайджана.
Ирина Коткина — солистка Гамбургской Государственной Филармонии и Гамбургской Государственной Оперы, проф. Гамбургской Консерватории. Училась у Михаила Мчеделова, Ксении и Ольги Эрдели. Закончила МГК им. П.И. Чайковского и аспирантуру у проф. Веры Дуловой. Золотые медали на международном конкурсе арфистов во Франции в 1977 и на международном конкурсе камерной музыки в Гаване 1978 (флейта, альт, арфа).
Парамонова Светлана — засл. арт. России. Солистка РНО под управлением Михаила Плетнева. Окончила МГК им. П.И. Чайковского в классе проф. Веры Дуловой. Преподает в ГМУ им. Гнесиных и ДМШ при АМУ при МГК им. П.И. Чайковского.
Спонсор конкурса Виктор Сальви
Виктор Сальви — владелец фирмы по производству арф. Является неизменным почетным членом жюри и генеральным спонсором престижных арфовых конкурсов, в т.ч. почетный постоянный член жюри на конкурсе арфистов им. Веры Дуловой.
Благотворительный Фонд Эмили Москвитиной: http://orpheus.boom.ru/




Фамильное прозвище Москвитин вовсе необязательно указывает на происхождение из столицы Московского государства. Оно может восходить не к географическому наименованию, а к древнерусскому имени собственному или к прозвищу Москва.
О существовании такого имени говорят многие примеры. Так, в писцовых книгах Новгородской пятины под 1539 годом упоминается крестьянин Москва рыболов. Исследователь русских имен Николай Михайлович Тупиков приводит и более поздние примеры: казак Москва Жеребцов (1614), крестьянин Ивашко Москва (1615), служилый человек Ивашко Гаврилов Москва (1655).
Сыновья и внуки Москвы, естественно, получали отчество или фамильное прозвище Москвитин. Об этом говорит хотя бы имя московского стрельца Тренки Москвитина (1605), которому, живя в Москве, именоваться Москвитином было вроде бы не к чему. Отчества и фамильные прозвища Москвитин в XVI-XVII вв. были достаточно широко распространены как в Московском государстве, так и в Великом княжестве Литовском. Н.М.Тупиков упоминает крестьянина Ивана Ондреева сына Москвитина (начало XVI века), белорусского помещика Сидора Москвитина, жившего в XVI веке на берегу Немана, белозерского стрельца Орефия Иванова сына Москвитина (1613), астраханского стрельца Посничко Москвитина (1614), новгородского торгового человека Кузьму Алексеева сына Москвитина (1614), томского казака Михайлу Максимова сына Москвитина (1667), старца Саввино-Сторожевского монастыря Иону Москвитина (1676).
В приходно-расходной книге Соловецкого монастыря за 1572 год читаем следующую запись: «Дано Ивану Москвитину рубль на платье, поехал на Онегу на монастырскую службу». Запись эту можно было отнести к первопечатнику, если бы не знать, что в это время он уже находился за пределами Московского государства.
Но и в Великом княжестве Литовском жило немало Москвитиных. «Записи земельных дел» короля Казимира Ягеллончика, составлявшиеся во второй половине XV века, поминают: «У Могилеве село Бородичи опять Якову Москвитину». На Виленском сейме 1565 года шла речь о том, что «Володимер Москвитин з ыменья своего Лепесовки три села Ивана Сенюты, который на тот час в Турцех есть, зобрал и спустошил». 6-го апреля 1590 года была дана королевская грамота виленскому пану Яну Кишке о ежегодной выдаче Ивану Москвитину двенадцати коп грошей литовских».
Птицелов Москвитин, служивший при дворе короля Стефана Батория, неоднократно упоминается в подскарбинских книгах королевского двора за 1576-1586 гг.19 В 1576 году, когда Иван Федоров жил на Волыни, в Дерманском монастыре, неподалеку, в том же Луцком повете, пребывал какой-то Иван Москвитин — урядник имения Николая Сапеги села Несвич. 2 июня 1576 года его обвинили в разбойном нападении на арендатора Юдко Мордухаевича. Какой-то другой Иван Москвитин в 1582 году получил 15 золотых за оказанные королю услуги.
Перечень Москвитиных, живших в XVI веке в Великом княжестве Литовском и в Польше, может быть продолжен; мы не стремились сделать его исчерпывающим. Некоторые из названных нами лиц бесспорно приехали из Москвы. Однако бесспорно и то, что Москвитины — фамильное прозвище, бытовавшее как в Московском государстве, так и в Литве.
Нам не удалось обнаружить какие-либо сведения о шляхетском белорусском или украинском роде Москвитиных, или Москвитинов. Нет такого рода в справочниках по польско-литовской геральдике.
Нет Москвитинов и среди русских дворянских фамилий.





И.Ю. Москвитин
(скульптор П. Мулдин, Военно-исторический музей Тихоокеанского Флота г. Владивостока)
В 1639 году с отрядом казаков первым достиг Охотского моря: открыл его побережье и Сахалинский залив.

Из Якутска в 30-х годах XVII века русские двигались в поисках "новых землиц" не только на юг и на север - вверх и вниз по Лене, но и прямо на восток, отчасти под влиянием смутных слухов, что там, на востоке, простирается Теплое море. Кратчайший путь через горы от Якутска к Тихому океану нашла группа казаков из отряда томского атамана Дмитрия Епифановича Копылова.

В 1637 году он проследовал из Томска через Якутск на восток. Речным путем, уже разведанным землепроходцами, его отряд весной 1638 года спустился по Лене до Алдана и пять недель на шестах и бечевою поднимался по этой реке - на сто верст выше устья Май, правого притока Алдана. От шамана с верхнего Алдана через переводчика Семена Петрова по кличке Чистой, взятого из Якутска, Копылов узнал об огромной реке "Чиркол, или Шилкор", протекающей южнее, недалеко за хребтом; на этой реке живет-де много "сиделых" (оседлых) людей, занимающихся хлебопашеством и животноводством. Речь, несомненно, шла о реке Амур.

В мае 1639 года на разведку пути к "морю-океану" Копылов снарядил, но уже с проводниками-эвенами, другую партию - 30 человек во главе с томским казаком Иваном Юрьевичем Москвитиным. Среди них был якутский казак Нехо-рошко Иванович Колобов, который, как и Москвитин, представил в январе 1646 года "скаску" о своей службе в Отряде Москвитина. Эти "скаски" являются важнейшими документами об открытии Охотского моря. В поход пошел и толмач Семен Петров Чистой.

Откуда взялся Москвитин в Томске, неизвестно. Разве что сама фамилия Москвитина дает возможность домыслить немногое: не исключено, что либо он, либо отец его или дед были родом из Московской земли.
Восемь дней Москвитин спускался по Алдану до устья Май. Далее, приблизительно 200 километров, казаки шли по Мае на плоскодонном дощанике - где на веслах или шестах, а где бечевой: миновали устье реки Юдомы и продолжали двигаться к верховьям. (В найденной отписке Москвитина "Роспись рекам..." перечислены все крупные притоки Май, включая Юдому: последней упоминается "...река подволошная Нюдма" (Нюдыми).

По истечении шести недель пути проводники указали устье небольшой и мелкой реки Нюдыми, впадающей в реку Маю слева. Здесь казаки бросили дощаник, вероятно, из-за его большой осадки, построили два струга и за шесть дней поднялись до истоков реки. Короткий и легкий перевал через открытый ими хребет Джугджур, отделяющий реки системы Лены от рек, текущих к "морю-окияну", Москвитин и его спутники преодолели задень налегке, без стругов.

В верховьях речки, делающей большую петлю на север, прежде чем "пасть" в Улью (бассейн Охотского моря), они построили новый струг и на нем за восемь суток спустились до водопадов, о которых их, несомненно, предупреждали проводники. Здесь вновь пришлось оставить судно; казаки обошли опасный участок левым берегом и построили байдару, транспортную лодку, вмещавшую 20-30 человек. Казаки "до Ламы идучи, кормились деревом, травою и кореньем, на Ламе же по рекам можно рыбы много добыть и можно сытым быть".

Через пять дней, в августе 1639 годаг Москвитин впервые вышел в "Дамское море" (получившее впоследствии название Охотского). Весь путь от устья Май до "моря-окияна" через совершенно еще неизвестную область отряд прошел немногим более чем в два месяца с остановками. Так русские на крайнем востоке Азии достигли северо-западной части Тихого океана - Охотского моря.

На Улье, где жили родственные эвенкам ламуты (эвены), Москвитин поставил зимовье. От местных жителей он узнал о сравнительно густонаселенной реке на севере и, не откладывая до весны, выслал 1 октября на речной "посудине" группу казаков (20 человек); через три дня они добрались до этой реки, получившей название Охота - так русские переиначили эвенкское слово "акат", т. е. река. Оттуда казаки прошли морем дальше на восток, обнаружили устья нескольких небольших рек, осмотрев более 500 километров северного берега Охотского моря, и открыли Тауйскую губу. В "Росписи рекам..." за Ульей перечислены (названия слегка искажены) реки Урак, Охота, Кухтуй, Ульбея, Иня и Тауй. Поход на утлом суденышке показал необходимость строительства морского коча. Зимой 1639/40 года'в устье Ульи началась история русского тихоокеанского флота. Казаки построили два крепких коча с мачтами, чтобы можно было ходить по морю. Казаки отбили нападения эвенков, не желавших платить ясак "государю всея Руси" - причем сражались умело, отчаянно. Да и что могли сделать эвенки со своими костяными стрелами, копьями и рогатинами против кремневых пищалей казаков, засевших в острожке за толстыми стенами...
От одного пленника Москвитин узнал о существовании на юге "реки Мамур" (Амур), в устье которой и на островах живут "гиляки сидячие" - нивхи. В конце апреля - начале мая 1640 года Москвитин отправился морем на юг, захватив с собой пленника в качестве проводника. Они прошли вдоль всего западного гористого берега Охотского моря до Удской губы, побывали в устье Уды и, обойдя с юга Шантарские острова, проникли в Сахалинский залив.

Таким образом, казаки Москвитина открыл и познакомились, конечно в самых общих чертах, с большей частью материкового побережья Охотского моря на протяжении 1700 километров.

В устье Уды от местных жителей Москвитин получил дополнительные сведения об Амуре и его притоках Чие (Зее) и Омути (Амгуни), о низовых и островных народах - "гиляках сидячих" и "бородатых людях даурах", которые "живут дворами, и хлеб у них, и лошади, и скот, и свиньи, и куры есть, и вино курят, и ткут, и прядут со всего обычая с русского". В своей "скаске" Колобов сообщает, что незадолго до русских к устью Уды приходили в стругах бородатые дауры и убили человек пятьсот гиляков: "...а побили их обманом; были у них в стругах в однодеревных в гребцах бабы, а они сами человек по сту и осьмьюдесят лежали меж тех баб и как пригребли к тем гилякам и вышед из судов, а тех гиляков так и побили..." Удские эвенки рассказывали, что "от них морем до тех бородатых людей недалече". Казаки были на месте побоища, видели брошенные там суда -"струги однодеревные" - и сожгли их.

Где-то на западном берегу Сахалинского залива проводник исчез, но казаки двинулись дальше "подле берег" и дошли до островов "сидячих гиляк" - можно утверждать, что Москвитин видел небольшие острова у северного входа в Амурский лиман (нынешние острова Чкалова и Байдукова), а также часть северозападного берега острова Сахалин: "И гиляцкая земля объявилась, и дымы оказались, и они [русские] без вожей в нее итти не смели...", не без основания считая, что горстке пришельцев не справиться с многочисленным населением этого края. Москвитин, очевидно, проник и в район устья Амура. Однако до самого устья Амура дойти не удалось - голод заставил повернуть вспять. Нехорошко Колобов записал в своей "скаске", что "то-де Амурское устье они видели через кошку..." - т. е. через косу на взморье, но навряд ли так было: спутать широкое, свободное устье Амура с устьем небольшой реки они не могли. Значит, они видели другое устье - наверное, Уды, также впадающей в Охотское море.
Начались осенние штормы, и в ноябре казаки стали на зимовку в маленьком заливе, в устье.реки Алдомы. А весной 1641 года, вторично перевалив хребет Джугджур, Москвитин вышел на один из левых притоков Май и в середине июля уже был в Якутске.

Добычу взяли большую. Много сороков мягкой рухляди - собольих животов, добытых в охоте и собранных в ясак, пошло в казну государству, но кое-что, конечно, осталось и самим.

На побережье Охотского моря люди Москвитина жили "с проходом два года". Колобов сообщает, что реки в новооткрытом крае "собольные, зверя всякого много, и рыбные, а рыба большая, в Сибири такой нет... столько-де ее множество -только невод запустить и с рыбою никак не выволочь...". Власти в Якутске достаточно высоко оценили заслуги участников похода: Москвитин был произведен в пятидесятники, его спутники получили от двух до пяти рублей наградных, а некоторые - по куску сукна. Для освоения открытого им Дальневосточного края Москвитин рекомендовал направить не менее 1000 хорошо вооруженных и экипированных стрельцов с десятью пушками. Географические данные, собранные Москвитиным, использовал К. Иванов при составлении первой карты Дальнего Востока (март 1642 года).
Дальнейшие следы Ивана Москвитина бесследно теряются. Известно только, что Дмитрия Копылова, отправившего его на поиски новых землиц и Теплого моря, Москвитин в атаманах уже не застал. И еще известно, что обоих отправили в Томск.

Поход Ивана Москвитина стал одним из самых значительных в русской истории. Ведь именно этот поход позволил реально оценить пределы Российской земли, Было открыто Охотское море, пройдено чуть ли не две тысячи верст его побережья. Москвитин первым увидел Шантарские острова и Удскую губу, отделяющую их от материкового берега, и вернулся в Якутск, по существу, с первыми достоверными сведениями об Амуре. Он открыл дорогу многим другим русским землепроходцам.



Просмотров: 787 | Добавил: njudin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Поиск
Календарь
«  Июнь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz