Меню сайта
Мини-чат
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Понедельник, 06.12.2021, 02:21
Приветствую Вас Гость
Главная » 2014 » Январь » 8 » Вода и водные объекта Белгорода
03:40
 

Вода и водные объекта Белгорода

Вполне развитая в яичнике икринка, прежде чем быть оплодотворенной, должна еще дозреть, в ней происходит процесс изменения зародышевого пузырька или ядра. Всякая клетка, животная и ра­стительная, состоит из протоплазмы и ядра, с ядрышком внутри и особого тельца, состоящего из тончайших радиально расположенных нитей ахроматического (неокрашивающегося) белкового вещества, назы­ваемого центрозомой. Эта центрозома лежит то рядом с ядром, то посре­дине между поверхностью желтка и центрально-лежащим ядром. Самое ядро состоит из нитей хроматина (окрашивающегося вещества, лежащего в массе нуклеина (белковое вещество), и ядрышка в середине. Нити хро­матина, или хромозомы, находятся всегда в определенном числе (от одной до нескольких сот у разных видов). Перед делением клетки центрозома делится на две звездочки, отходящие к противоположным полюсам ядра. Ядро же своими нитями ахроматина образует двойной конус центрозомы. Хроматозомы ядра внутри этого двойного конуса или веретена образуют петли, которые передвигаются в середине веретена попарно и располагаются в два ряда, разделяющих веретено как бы пластинкой на две половины. Эти хромотозомы как бы оттягиваются ахроматинньши нитями к противопо­ложно-стоящим центрозомам (звездочки). Тогда происходит разделение вере­тена и всего ядра на две половины, влекущее за собою деление всей клетки протоплазмы, которая окружает каждую из вновь образовавшихся ядер. Этот процесс носит название кариокинезиса, или митозы.


Путешествие по Ворскле

Ворскла — левый приток Днепра, одна из наиболее живописных рек на юго-западных склонах Среднерусской возвышенности. Почти на всем протяжении реки правый берег—возвышенный, крутой, изрезан оврагами, левый— низменный, с обширными пойменными лугами. По обоим берегам встречаются небольшие рощи. Пойма местами заболочена, попадаются старицы, течение слабое. Русло изобилует песчаными мелями и перекатами, подчас делится на протоки. На маршруте несколько обносов ГЭС и водяных мельниц протяженностью 20—80 м.

Протяженность участков маршрута: Новоборисовка— Грайворон — 31 км, Грайворон — Кириковка — 55 км, Кириковка — Ахтырка — 35 км, Ахтырка — Полтава — 139 км.


Категория: Базы отдыха | Просмотров: 2618

Гостиничный комплекс «Две реки»

Гостиничный комплекс «Две реки» предлагает уникальную среду для деятельности успешных людей, в которой эффективно сочетаются бизнес и отдых. Здесь вам предложат широкий спектр услуг, позволяющих не только отдохнуть и развлечься, но и, по желанию, провести необходимые деловые операции. Наш комплекс расположен в курортной зоне Шебекинского района Белгородской области, в месте, где происходит слияние двух рек - Северского Донца и Нежеголи. «Две реки» - это тихий, безлюдный островок комфорта, окруженный сосновым лесом.


Фонтан на Везелке

Рыбы, само собою разумеется, имеют много врагов, истребляющих их. Мы перечислим только главных вредителей из всех классов. Из млекопи­тающих хищников страшнейшим врагом разводимых рыб является выдра (Lutra lutra L.), водящаяся во всей Европе и Азии. Живет она преимуще­ственно по крутым берегам рек и озер, где строит логовища с одним выхо­дом около воды а другим на сушу. Достигая величины до 1 метра, считая и хвост, она имеет ценный мех, напоминающий мех бобра (так наз. камчат­ский бобер—тоже выдра, но другого рода, живет в море и ничего общего с настоящим речным бобром, кроме русского названия, не имеет). Речная выдра довольно неуклюжа, дви­гаясь по суше, но зато плавает она замечательно быстро и ловко, так что редкая рыба успевает от нее уйти.
Выдру уничтожают осо­быми капканами, которые ставятся в воду, близ выхода из ее гнезда, а равно при помощи ната­сканных на выдру собак, или же вытаскивают клещами или багром из логовища через сухопутный выход, закупорив выход к воде камнями или чуркой.
Бурый медведь на Камчатке питается лососевыми, в речках, во время их нереста (кета, горбуша), ловко выбрасывая их лапой из воды на берег.


Из насекомоядных землеройка-кутора (Crossopus fodiens), именуемая у нас неправильно водяной крысой, наносит значительный вред рыбам. Эта земле­ройка, имея в длину почти 12 см, из коих 5 см приходится на хвост, по­крыта такой густой шерстью, что вода не проникает до кожи, и вся она в воде кажется серебристой, потому что воздух в промежутках между воло­сками, выступая наружу, покрывает ее сплошь воздушными пузырьками, и потому из воды она выходит сухой. На ногах она имеет щетинки, кото­рые, расправляясь в воде, увеличивают площадь лапки и таким образом пре­вращают ее в плавник. На суше эти щетинки плотно прилегают к пальцам и поэтому не мешают ходьбе и сами не стираются.

Кутора жявет преимущественно в южных и холмистых местностях, по берегам ручьев и прудов, делая гнезда с выходами под водой, над водой и на суше. Питается она мышами, лягушками, птичками и рыбками (пло­тицы, вьюны и прочие), чем, конечно, заметного вреда не приносят, но в прудах и садках наносят ощутительный вред, нападая на крупную рыбу (карпов, форелей), и, сидя на ней, выедает мозг и глаза.


Среди грызунов мы знаем также одного вредителя рыб, это водяная крыса (Arwicola amphibius). Под этим именем, быть может, подразумевается не один, а два подвида (A. aquaticus и terrestris), Водяная крыса имеет около 16 см длины, хвост около 7,5 см, цвета серобурого, иногда желтовато-буро-черного, переходящего в серый на брюхе.


Между Passeres мы встречаем чрезвычайно интересную группу птиц, к которой принадлежат между прочим так наз. перцееды, пчелоеды и такие рыбоеды, как зимородок (Alcedo ispida), который живет у нас к югу и вcтречается в бывш. Псковской губ. Эта маленькая птица всего 17 см, с кра­сивым оперением, целыми днями си­дит неподвижно где-нибудь у берега реки, озера или пруда, высматривая в воде добычу, состоящую из маленьких рыбок в 10 —12 см длины. Вред от нее чувствителен только в форельных хозяйствах, где эта птица, по под­счету некоторых рыбоводов, в течение 100 дней может уничтожить от 1.000— 1.200 форелек. Поэтому рыбо­воды всячески преследуют зимородка.
Все чайки и крачки на водах, встречающиеся в громадном количестве, уни­чтожают рыбу, но нет возможности подсчитать хоть приблизительно) сколько они истребляют. На озерах, следя в течение дня за малой крачкой, мне уда­лось подметить, что стая в 50 шт. вылавливает приблизительно до 500 уклеек когда они кормятся в открытом плесе. Еще меньше можно сказать о представителях Alca, топориках и прочее. Во всяком случае они, живя на край­ нем севере, для нас значения неимеют.


Из хищных птиц рыболовами являются орлан белохвост (Halia-etos albicilla) и скопа (Pandion haliaetos) оба вида питаются раз­ными животными, млекопитающи­ми, птицами и рыбами, но по своей силе и ловкости могут наносить существенный вред. Этот вред в особенности чувствителен тем, что они рыбу.
У нас одно лето повадилась прилетать на пруд скопа, гнез­довавшая в 3 — 4 верстах, но ре­гулярно прилетавшая утром и ве­чером и каждый раз уносившая по крупной форели. Удачный вы­стрел попортил ей, наконец, крыло; она улетела, не выпуская добычи, и уже больше не показывалась.


Все голенастые питаются рыбой. У нас цапля, выпь, аист и колпица обще­известны как рыбоеды. Из них наибольшее значение имеет цапля Ardea Cinerea, как наиболее распространенная. Хотя она питается и лягушками и ужами, мол­люсками, птицами и млекопитающими, но главную ее пищу составляют все-таки рыбы величиной до 5 верш. Стоя или бродя у края воды, цапля, высмотрев добычу, моментально выпрямляет свою шею, как стальную пружину, и нано­сит всегда верный удар, погружая клюв, голову и даже часть шеи в воду. Глав­ную пищу выпи составляют караси, лини, плотва и другие. Общеизвест­ный аист не имеет значения. Колпица, обитающая на наших южных реках (Волга и друг,), так же вредна, как и выпь, поедая довольно крупную, до 18 см, рыбу. Так как выпь и колпица живут в местах, обильных рыбой, и притом преимущественно в камышах, то вредное значение их не замечается. Цапля живет все лето, с апре­ля до половины августа, гнездится и ловит рыбу в приозерье, где рыба ценнее; вредная деятельность ее ощути­тельнее, и поэтому она получила настоя­щую оценку. Впрочем, нужно сказать, что при наших условиях, где на десятки и сотни верст расстилаются болота, представляющие для цапли богатую добычу в виде земноводных и пресмы­кающихся, она не имеет заметного значения в рыбоводстве.
В Западной Европе, в особенности в карповых рыбных хозяйствах, все голенастые считаются, конечно, злейшими врагами, и потому там выдают премии за каждую убитую птицу и преследуют их всяческя, главным образом капканами.


Из водоплавающих остановимся прежде всего на злейших врагах рыб­ного мира— на бакланах (Phalacrocorax carbo) и пеликанах (баба-птица — Pele-canus crispus). Те и другие живут у нас на юге все лето, гнездятся и если останавливаются где вмест.-, составляют как бы сообщество для совместного лова. Те и другие живут как в пресной, так и в морсюй воде, но тогда как баклан любит глубокую воду, прекрасно ныряет и достает рыбу с значитель­ной глубины (китайцы приучают бакланов и с их помощью добывают себе рыбу), — пеликаны даже при желании не могли бы погрузиться в воду, вслед­ствие своего густого оперения, а поэтому держатся и ловят рыбу на мелких местах, окуная только клюв с объемистым мешком, в котором может поме­ститься 4 и больше килограмма рыбы.


Из представителей класса земноводных наиболее вредны лягушки, осо­бенно зеленая лягушка (Rana esculenta).
Лягушки, как Rana temporeria, так и Rana esculenta, в прудах вредны во многих отношениях. Прежде всего чрезвычайно вредны их личинки, так наз. головастики, пожиргюшие громадное количество корма, предназ гаченного для рыб; лягушки вэросль е, в особенности зеленая (R. esculenta), поедают молодь рыб. Самцы их во время течки под влиянием полового возбуждения вска­кивают иногда на рыбу, как на карпа, так и на бойкую форель, и задними конечностями выжимают глаза, а передними, наиимая. упираясь в жабры, на­рушают дыхание рыбы. Это прикрепление лягушки к рыбе замечается в некоторые годы довольно часто. Причина состоит в том, что в эти годы лягушек самок меньше самцов, и так как половой аффект у лягушек очень бурный, то они бросаются на всякое животное и крепко обхваты­вают его своими лапками. В этом легко убедиться, протянув свой палец самцу - лягушке во время течки. Прекрасным истребителем головастиков в карповых прудах является форелевый окунь.


Из пресмыкающихся (Reptilia) у нас вредителями являются уж и речная черепаха. Уж, водящийся по берегам Каспийского моря в громадном количе­стве, питается, по моим наблюдениям, исключительно бычками (Gobius) и по­этому значение его во всяком случае ничтожно. Что касается черепахи, то я также имел много случаев наблюдать, как черепахи нападали на крупных Рыб, сазанов, лещей и выкусывали у них куски брюха. В 1896 г. на Ниже­городской выставке пришлось мне в бассейн с пятью черепахами посадить 30 крупных лещей. На другое же утро я нашел из них 20 штук с громад­ными ранами на брюхе от укусов черепах, в чем тут же воочию убедился, так как при мне черепахи поранили еще пару лещей. Эти наблюдения заста­вляют меня считать черепах весьма вредными животными.


Из насекомых вредителями рыб, именно их мальков, являются личинки жуков, водолюбов (Hydrophilus piceus) и плавунцов (Ditlcus), водяные клопы: водяной клоп (Coriza), гладыш (Notonecta glauca) и водный скорпион (Nepa-cinerea).
Но особенно вредными считаются личинки стрекоз, которые, действи­тельно, сильно вредят рыбьим малькам. Живя в форме личинок в воде про­должительное время, до 3 лет, они очень ловко хватают своими клешнями мальков и поедают. В прудах с мальками они могут наносить ощутительный вред.


Гораздо больше внутренних паразитических глистов, как круглых (Nematodes и Acanthocephala), так и плоских (Trematodes и Cestodes), при чем в значительно большем количестве встречаются они в рыбах Балтийского и Бело­морского бассейнов, чем Каспийского и Черноморского. В Каспийском бас­сейне наиболее страдают осетровые я главным образом — стерлядь, в кото­рой обитает Cystoopsis acipenseri под кожей брюшка, Amphilina poliacea—-в брюшной полости и Овсянниковская личинка неизвестного червя, принятая Усовым за гидроид и названная им Polypodium hydriformis, в икре стерляди. Затем в Сибири и в Прибалтике встречается в плотве в громадном количе­стве Ligula, до крайности истощающая рыбу.


Существуют и растения, ула­вливающие рыб. Так, широко рас­пространенная у нас пузырчатка (Utricularia vulgaris) ловит своими пузырьками—ловушками не только рачков, но и мальков рыб.
Сапролегневые грибки, как Achlya и другие, паразитируют на икре и на рыбах, разрастаясь на них большими дерновинами, распространяющимися и на глаза, ослепляют ее, а икру удушают. Но нужно сказать, что это замечается только в отношении больных рыб, например, простуженных и старых, вообще с ослабленной жизнедеятельностью. О болезнетворных микроорганизмах мы здесь говорить не будем.


В естественных водоемах — лагунах, озерах, реках, ручьях и, наконец, морях,—в которых человек с незапамятных времен добывает громадное ко­личество рыб путем лова всевозможными орудиями и способами, можно и должно вести разумное хозяйство, не ограничиваясь только использованием даров природы, но заботясь о том, чтобы эти дары не исчезали, не умень­шались количественно, не погибали без пользы для человека.
Конечно, эти водоемы не могут быть обрабатываемы так, как пруды, но и к ним до известной степени приложимы многие мероприятия, и рыбное хо­зяйство должно вестись на тех же принципах, что и в прудовом хозяйстве. Ниже мы рассмотрим вкратце системы и методы рыбоводного хозяйства в означенных водах, начиная с лагунного, как ближайшего к прудовому и, быть может, послужившего началом, первообразом последнего.


Лагунами в Италии или лиманами на Черном море, ильменями (морцами) на Каспии называются озера, соединяющиеся с морем или рекой протоками. В Италии знаменитые лагуны Комачио с давнего времени служат для выращивания угрей, кефали и других рыб. Также и в Турции существо­вали такие хозяйства. Одна такая лагуна, называемая Шаболатским озером (близ швейцарской колонии Шабо), находится в пределах бывш. Аккерманского уезда и лежит у западного берега Днепровского лимана, отделяясь от него узкой полосой насыпной земли и соединяясь протоками. Но это сообщение давно, еще при турецком владычестве, было уничтожено и заменено целым рядом (около 140) искусственных ериков.


Наибольшее значение в лагунном рыбоводстве имеет угорь Anguilla Linne, замечательный метаморфоз которого нам уже известен. Остановимся здесь только на образе жизни угря в разные периоды жизни, чтобы опре­делить его экономическое значение. Это важно в особенности в виду того, что рыбоводы рекомендуют угря как подсадочный материал для карповых: прудов и для заселения озер, богатых другими рыбами.


В реках угорь достигает значительной величины, до 1 метра, а вес до 3 килограмм. Весь цикл развития и жизни угря продолжается весьма долго. Угри, выходящие осенью из рек в море для нереста, требуют более года для достижения мест нереста, и потому в реках пойманные угри никогда не имеют зрелых половых продуктов.
По исследованию Шмидта (Копенгаген), Иорта, (Берген) нерест европей­ских угрей происходит в средней части Атлантического океана, между Азорскими и Бермудскими островами, где Иорт нашел самых мелких (Lepto-r cephalus) даже в 41 мм, а Шмидт в сборах датских капитанов из области Сарголова- моря нашел личинок угря в 34 мм.
Здесь, очевидно, мечут угри свою икру в верхних слоях воды; после этого они умирают. Из икры выходят личинки с большими хватательными зубами. Зубы теряются с достижением конца первой стадии личиночной жизни и роста около 70 мм. Вместе с этим, личинки вступают во вторую стадию, перестают кормиться и с течением Гольфстрема в течение года достигают берегов Европы.
Для выращивания угрей в лагунах личинки стекловидные или montee впускаются через протоки, свободные от всяких заграждений (эти личинки обладают способностью переползать через плотины, даже по отвесным пло­скостям, едва покрытым водой), частью переводятся искусственно в озера и пруды континента. Последнее облегчено тем, что сперва в Италии и Фран­ции, а затем и в Англии, и с 1909 г. в Германии, личинки угря ловятся в гро­мадном количестве с целью продажи как посадочный материал.
В течение своего хода личинки не питаются и пользуются для своего постепенного развития материалом, накопленным в первый период своей жизни в виде Leptocephalus в океане. Поэтому при дефинитивном превращении они имеют несколько меньшую длину, чем в предыдущую стадию, но, вступив в пресную воду лагун Комачио, они с жадностью начинают поедать личинок двукрылых Chironomus и мелких рачков — бокоплавов.


Просмотров: 489 | Добавил: njudin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Поиск
Календарь
«  Январь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz