Меню сайта
Мини-чат
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Понедельник, 06.12.2021, 01:33
Приветствую Вас Гость
Главная » 2013 » Сентябрь » 1 » Битва на Каяле или «Слово о полку Игореве»
07:24
 

Битва на Каяле или «Слово о полку Игореве»

24 май 2012, 14:46 Admin

С.В. Трусов
Битва на Каяле

Часть3



На основании информации данной в Ипатьевской летописи, можно сделать вывод, что половцы знали о походе князя заранее и приготовили ему западню. Судите сами, вот что говорят Игорю «сторожеви» на переправе, которых посылали на разведку (105): «Видели врагов, враги наши во всем вооружении ездят, так что либо поезжайте без промедления, либо возвратимся домой: не удачное сейчас для нас время». Никто не будет таскать на себе тяжелые кальчуги, щиты и латы, не предполагая близкой встречи с врагом. А вот как летописец описывает первую битву с половцами на реке Сюурлий (106): «Наутро же, в пятницу, в обеденное время, встретились с полками половецкими; успели подготовиться половцы: вежи свои отправили назад, а сами, собравшись от мала до велика, стали на противоположном берегу реки Сюурлий. А наши построились в шесть полков: Игорев полк посередине, а по правую руку — полк брата его Всеволода, по левую — Святослава, племянника его, перед этими полками — полк сына его Владимира и другой полк, Ярославов, — ковуи с Ольстином, а третий полк впереди — стрелки, собранные от всех князей. И так построили полки свои. И обратился Игорь к братии своей: «Братья! Этого мы искали, так дерзнем же!» И двинулись на половцев, возложив на Бога надежды свои. И когда приблизились к реке Сюурлию, то выехали из половецких полков стрелки и, пустив по стреле на русских, ускакали. Еще не успели русские переправиться через реку Сюурлий, как обратились в бегство и те половецкие полки, которые стояли поодаль за рекой». Заманить врага в западню притворным бегством – это обычная тактика кочевников. Ей мастерски владели войска Чингисхана. Вы спросите, почему тогда половцы позволили захватить русским вежи. Так в этом и есть один из элементов такой тактики. Обременить соперника тяжелым обозом. Сковать его маневренность. Так как половцы еще до прихода русских ходили во всем вооружении, можно с уверенностью предположить, что они имели достаточно возможностей для того, чтобы отправить подальше от этих мест свои семьи, а в качестве трофея подсунуть Игорю некоторое имущество и всех своих рабов. При этом половцы понимали, что при успешном исходе задуманной операции, данное имущество вернется к бывшим владельцам обратно. Даже не вступив в бой, половцы, изображая трусость, бросились бежать к тому самому месту, где стояли основные войска. Вдумайтесь, Князь Игорь перешел Салницу в ночь на 3 мая, вступив при этом на территорию противника. Днем третьего мая преследовал, притворно струсивших, половцев, захватив их вежи. А уже 4 мая ему противостояли все силы объединенных половцев, съехавшихся по сведениям летописей со всех концов, и из-за Дона, и с берегов моря. Ипатьевская летопись пишет, что на следующий день после преследования убегающего противника перед русским войском предстала следующая картина (107): «Когда же занялся рассвет субботнего дня, то начали подходить полки половецкие, словно лес. И не знали князья русские, кому из них против кого ехать — так много было половцев. И сказал Игорь: «Вот думаю, что собрали мы на себя всю землю Половецкую — Кончака, и Козу Бурновича, и Токсобича, Колобича, и Етебича, и Тертробича».Даже современные «силы быстрого реагирования» на такую мгновенную реакцию не способны. Задумка половцев, однозначно знавших о походе, состояла в том, чтобы заманить русских подальше в степи, чтобы они не смогли спастись, переправившись на свою сторону Донца, сковать их маневренность и спокойно разгромить противника всеми силами, заранее собранными в обусловленном месте. И это им блестяще удалось. Русские, воодушевленные легкой победой на реке Сюурлий, бросились в погоню. Где-то в глубине степей, они захватили имущество, оставленное половцами (летопись отметила, что половцы заранее отвели свои вежи подальше в степь) и собранных там русских рабов. Опытный воин князь Игорь заподозрил в столь легкой победе неладное. Когда все русское войско вечером в пятницу, накануне битвы на Каяле вновь собралось вместе, он предложил: «Так поедем же сейчас, ночью, а кто утром пустится преследовать нас, то разве все смогут: лишь лучшие из половецких конников переправятся, а нам самим — уж как Бог даст». Речь идет о возвращении назад, к Сальнице, к Изюмской переправе. Но князья, сославшись на усталость после многочасового преследования, уговорили Игоря остаться ночевать на месте. На следующий день (в субботу), когда русские войска окружили половцы, речь тоже шла о переправе через Донец. Если бы князья поскакали сами, бросив «черныя люди», то могли бы спастись, доскакав до переправы. Из этого можно сделать вывод, что Игорь, поняв, что его поход не стал неожиданным для половцев и до Тьмутараканя просто так в этом месте и в это время не пробиться решил свести предприятие к малому варианту (после легкой первойпобеды на Суюрлие вернуться домой). О чём он говорил ещё до переправы (если вернёмся без битвы домой – это позор).

Итак, наша задача, исходя из повествования Ипатьевской летописи, определить, могли ли войска князя Игоря добраться до реки Каялы (Волчьей). Согласно ее данным, русские войска двигались внутрь степей всю пятничную ночь. В обеденное время этого же дня они пустились в погоню за отступающим противником. Вечером они собрались в каком-то месте, куда дошли боевым строем полки Игоря и Всеволода и куда вернулись после погони за убегающими половцами воины «младших» князей. Эта точка является максимальным расстоянием, на которое передвинулось войско Князя Игоря после переправы через Северский Донец в районе Изюма. После этого, увидев на следующее утро огромные полчища половцев, дружина Игоря двинулась назад. От Изюмской переправы до реки Волчьей по прямой 120-130 км. Такое расстояние говорит о маловероятности того, что русские смогли его преодолеть за время, указанное Ипатьевской летописью. Конечно, история знает, достоверные примеры таких суточных переходов. Но в данном случае речь вновь идет о картографических километрах. На самом деле дружине Игоря пришлось бы преодолеть гораздо большее расстояние. В это время (с вечера на пятницу по вечер субботы), согласно данной летописи, уложился ночной марш, короткое столкновение на Сюурлии и преследование убегающего противника. К тому же, в ее тексте сказано, что молодые князья бросились в погоню за половцами, а полки Игоря и Всеволода двигались медленно, сохраняя строй. Кроме того, молодые князья должны были преодолеть еще большее расстояние, так как они ускакали далеко вперед, и им пришлось возвращаться в военный лагерь. Но пока подождем с выводами. Для объективности, еще немного покопаемся в событиях, описанных русской летописью. Река Сюурлий, как и река Каяла, не сохранила до наших дней своего старого названия. Посмотрим на карту, какую реку на пути от Изюмской переправы до реки Волчьей, можно было бы принять за реку Сюурлий. Несомненно, первым кандидатом на эту роль является река Сухой Торец. До нее от Изюмской переправы рукой подать, 36 км, это как мы знаем, вполне преодолимое расстояние для бегуна-марафонца. В таком случае, русские войска всю ночь и утро двигались до этой реки, а потом с обеда до вечера, преследуя врага, преодолели оставшиеся 90 км до реки Каяла (Волчьей). Это не реально. При таком выборе, либо река Каяла не является рекой Волчьей, либо на роль Сюурлия надо выбирать другую реку. Собственно выбор не такой уж и большой. До реки Казенный Торец расстояние от Изюмской переправы 73 км. Такое расстояние войско князя Игоря хоть и с трудом, но вполне могло преодолеть за один ночной переход. Оставшиеся 65 км войска преследовали противника до реки Волчьей. Что ж, в запале боя, такое возможно. После такого изматывающего односуточного пути, предъявлять князьям претензии, что они отказались на предложение Игоря сразу же двигаться ночью обратно, язык не п

Изображение

Рис.20. Карта. Возможный путь дружины Игоря.

Наконец, третья река, которая может претендовать на то, что она в древности называлась Сюурлий, это река Соленая, правый приток Волчьей. До нее от переправы через Донец 100 с лишним километров. Вероятность того, что войска князя Игоря были способны преодолеть такое расстояние за ночь - ничтожно мала. Зато оставшиеся 36 км, преследуя соперника, русские войска преодолеть вполне могли. В принципе, если Ипатьевская летопись изложила ход событий правильно, дойти до реки Волчьей русские войска были способны, только проявив фантастическое мужество и упорство. Я, честно сказать, не очень верю в такой вариант, когда за одни сутки войска князя Игоря смогли преодолеть такое большое расстояние почти без отдыха, да еще в боевой обстановке. Подрывает веру в такую способность русских и тот факт, что согласно Ипатьевской летописи река Каяла – это не то место, куда могли доскакать самые ретивые из воинов, преследовавших убегающих половцев. А то место, где были окончательно разбиты и пленены русские войска князя Игоря. Напомню, что сначала молодые князья, ускакавшие вперед, вернулись назад в лагерь, а затем русские дружины с боями прорывались назад домой всю субботу и в ночь на воскресенье. Окончательно их разгромили на реке Каяле в воскресенье. Другими словами, Игорь должен был преодолеть Каялу еще до того, как русская дружина встала лагерем после битвы на Сюурлии. Полный разгром на Каяле состоялся после того, как русских покинули их союзники ковуи. Ипатьевская летопись пишет (108): «Наставши же нощи суботнии, и поидоша бьючися. Бысть же свтающе недл, возмятошася ковуеве в полку, побгоша. Игорь же бяшеть в то время на кон, зане раненъ бяше, поиде к полку ихъ, хотя возворотити к полкомъ». Эту же причину указывает Гази-Барадж (109):«Татра немедля отправился на помощь хану и в решающей битве привлек на свою сторону каубуйцев, составляющих лучшую часть урусского войска».

Выходит, что битва на Каяле состоялась после того, как русские сутки с боями двигались в обратном направлении, так как ковуи сбежали утром в воскресенье (свтающе недл).

Поэтому, если исходить из вышеприведенных данных Ипатьевской летописи, то легендарную реку Каялу никоим образом нельзя увязывать с современной рекой Волчьей. Слишком огромные расстояния должна была преодолеть дружина Игоря.

Но есть одно существенное «но», позволяющее не отвергать гипотезу идентифицирующую Каялу, как Волчью. Дело в том, чтоавтор Ипатьевской летописи неправильно излагает хронологию событий. И ошибка его очевидна. Любой человек может ее обнаружить без привлечения технических средств. В летописи сказано, что Игорь вышел из Новгород-Северского 23 апреля во вторник. 1 мая вечером он подошел к первой переправе через Донец. 1 мая – это среда. Далее летописец говорит, что Игорь дошел до Оскола, где два дня ждал своего брата (четверг и пятницу). Далее он уже не упоминает чисел, а только дни недели. Он пишет, что в ночь на пятницу братья двигались в поход от Сальницы, а утром в пятницу дошли до реки Сюурлий. Как видите: либо автор ошибся, и Игорь ждал брата всего один день, либо данная пятница была уже другой. Поэтому достоверно утверждать, что река Каяла – это не река Волчья, мы не можем из-за некорректного изложения хронологии событий летописцем.

Конечно, если исходить из предположения большинства исследователей, что между днем, когда братья встретились, и днем битвы при Сюурлии прошла неделя, а то и, как утверждают некоторые 2-3 недели, проблем в том, чтобы утверждать, что войска князя Игоря дошли до реки Волчьей, не было бы вообще. Но за это время князь мог уйти в любую сторону в радиусе 500 км. И хотя наша простая задача состояла лишь в том, чтобы подтвердить или опровергнуть вероятность идентификации реки Каялы, как Волчьей, я не буду «притягивать за уши» нужную информацию и домысливать за летописца, изложенный им календарный план похода.

Предполагать то, чего не было на страницах летописей, можно сколько угодно. Ограничениями может служить только наше воображение и совесть исследователей. На основе вычисленной ошибки летописца, можно даже утверждать, что днем переправы в районе Изюма была любая из оставшихся пятниц того года? Но я уверен, что князья вышли в поход практически сразу после встречи у Оскола. Если бы князей не торопили возникшие обстоятельства (их поход не стал неожиданным для половцев), зачем тогда русскому войску нужно было в ночное время тащиться на вражескую территорию? Зачем, если спокойно можно было выступить в любую из пятниц, до этого вдоволь поудив рыбку в Осколе и Донце? Но мы знаем, что русским непременно надо было торопиться. Либо отказываться от похода. Об этом говорится в летописи и в «Слове…». Неожиданно возникшими внешними обстоятельствами было то, что разведчики видели вооруженных до зубов половцев. Естественно, что видели они их не так далеко от Изюмской переправы. Поэтому в поход князья выступили немедленно и половцы встретили их не так далеко от Изюмской переправы. По крайней мере, не так далеко, как утверждал Карамзин и многие его последователи, помещая место битвы князя за Дон. К Донцу предлагал Игорь возвращаться ночью после удачной битвы на Сюурлии. К Донцу пробивались, спешившиеся воины Игоря (110): «И тако угадавше, вси сосдоша с коний, хотяхуть бо бьющеся доити ркы Донця (И тогда, посоветовавшись, все сошли с коней, решив, сражаясь, дойти до реки Донца)»! Если воины князя были бы в это время в Задонье, то автор написал бы «До Дона». До Дона они бы шли, до Дона. Но автор написал: «До Донца». И нам остается верить только в этот вариант, предложенный летописцем.

Тем не менее, в Ипатьевской летописи есть некоторые географические ориентиры, часть из которых говорит о том, что вышеуказанные события происходили в местах, близких к реке Волчьей. Волчьей, являющейся левым притоком реки Самары, а не где-то рядом с устьем Дона и других, весьма удаленных местах, как утверждают некоторые исследователи. Так, описывая побег князя из плена, летописец упоминает реку Тор (111): «И послал Игорь к Лавру конюшего своего, веля передать: «Переезжай на тот берег Тора с конем поводным», ибо решился он бежать с Лавром в Русь». Реку Тор, как мы помним, упоминают Каяловы в рассказе о своей прошлой родине. Река Тор есть и на современной карте. Она впадает в Северский Донец с правой стороны. Сейчас она носит название Казенный Торец. Река Сухой Торец является ее левым притоком. В старое же время река Казенный Торец называлась Тором. Течет она в 35-50 км к югу от Изюмской переправы. Современный городок Славянск, стоящий на берегах этой реки, до 1794 года носил название Тор. Согласно сведениям Ипатьевской летописи, захваченных русских пленных сразу развели по вежам. Игорь оказался в плену в том месте, где течет река Тор.

Изображение

Рис. 21. Карта района, где князь Игорь был в плену.

Как известно, сразу после разгрома полков князя Игоря, половцы бросились грабить оставленные без защиты северские города. Другими словами, Игорь дожидался возвращения своих пленителей в местах, близких к месту разгрома его войск. Это естественно, так как кочевые вежи, в которых остались только жены и дети, ушедших в набег половцев, не могли самостоятельно уйти в места своих традиционных кочевок.

Локализация Тора (Торца), позволяет мне утверждать, что легендарная река Каяла находилась в том же самом районе, где несет свои воды и современная река Волчья. А именно, к югу от Изюмской переправы.

Рассказывая о медленном отступлении русских к Донцу, Ипатьевская летопись пишет (112): «И сражались, обходя вокруг озеро». Особо больших озер на пути от Изюмской переправы до реки Волчьей на картах не наблюдается, что является минусом для данной гипотезы, соотносящей легендарную Каялу с Волчьей. Но с другой стороны, надо иметь в виду тот факт, что события происходили в начале мая, сразу после паводка, когда степные балки и низины заполняются водой. Многие из них и в настоящее время бывают затоплены не только в паводок, но и по несколько лет подряд. Вообще, ландшафт степного Причерноморья легко варьируется с течением временем. Реки часто меняют свои направления. В отдельные периоды времени на этой территории появлялись значительные водоемы и новые речки. Другие временные отрезки отмечены появлением пустынных и полупустынных местностей, когда в Северном Причерноморье пересыхали даже ныне существующие водоемы. Все это связано с изменением климата нашей планеты. Поэтому, наличие, или отсутствие озер на современной карте не может являться причиной для различных гипотетических построений относительно пути дружины Игоря.

Сведения других летописей, для полета творческой фантазии современных исследователей, предоставляют гораздо больше возможностей.

Лаврентьевская летопись, кроме сообщения о том, что именно 1 мая было солнечное затмение, больше применительно к этому походу не дает ни одного географического или календарного ориентира. Но она сообщает, что, захватив вежи после стычки при Сюурлии, русские (113): «…стояли три дня в вежах их, веселясь и говоря: «Братия наша ходила со Святославом, великим князем, и бились с половцами на виду у Переяславля, те сами к ним пришли, а в землю Половецкую не посмели за ними пойти. А мы в земле их, и самих перебили, и жены их полонены, и дети их у нас. А теперь пойдем следом за ними за Дон и перебьем их всех без остатка. Если же и тут одержим победу, то пойдем вслед за ними и до лукоморья, куда не ходили и деды наши, а славу и честь свою всю возьмем до конца». В этом Лаврентьевская летопись никак не стыкуется с сообщениями Ипатьевской летописи, где русские в пятницу захватили вежи, а в субботу уже встретились с основными силами противника. По сообщению той же Лаврентьевской летописи, после того как дружины Игоря и Всеволода три дня пировали, они еще потом три дня имели стычки только с лучниками, которые не давали русским подойти к воде: «И сошлись с русскими стрельцы, и бились три дня стрельцы, а в копийном бою не сходились, ожидая свою дружину, а к воде не дали им подойти». Если исходить из данных этой летописи, то можно уверенно утверждать, что в гипотезе о том, что река Волчья – это река Каяла, нет никаких противоречий.

Троицкая летопись, дословно дублирует сообщение более ранней Лаврентьевской летописи.

Теперь о двух «но», которые портят всю обедню, большинству гипотез, идентифицирующих место битвы князя с половцами.

Первое «но» - это сообщение Ипатьевской летописи о спасшихся после битвы русичах (114): «Но наших русских мужей пятнадцать убежало, а ковуев и того меньше, а остальные в море утонули». Ему вторит «Слово о полку Игореве» (115): «…Олег и Святослав, тьмою заволоклись, и в море утонули…»

Откуда взялось море? Ведь Ипатьевская летопись и «Слово…» до этого даже не намекали, что действия происходят вблизи моря. Последнее действие русских до «утопания», согласно Ипатьевской летописи, это движение с боями в пешем порядке к Донцу. Но идти к Донцу, не одно и то же, что идти к морю. Причем при любом раскладе. В противоположном направлении Донец от моря. Совершенно в другом. Тот, кто утверждает, что летописец не мог перепутать море с другим водоемом, прав. Но, с другой стороны и русичи Игоря не могли перепутать стороны света и вместо севера двигаться на юг. Поэтому, либо половцы заставили двигаться русских в другом направлении от спасения. Либо летописец назвал морем соляные Торские озера, которые в те времена, скорее всего, представляли собой объединенный водоем.

В окрестностях города Славянска (Тора) большое количество соляных озер. По сведениям ученого-богослова Филарета(Д.Г.Гумелевского), составившего в 19 веке «Историко-статистическоеописание Харьковской епархии» (116): «Соляные озёра, по которым и самый Славянск назывался Солёным городом, находятся под самым городом, в полуверсте от реки Торца. Они занимают площадь в длину на 1? версты, в ширину от севера к югу на 1 версту. Число озёр простирается до 10. По величине замечательны три: Репное, Вейсово и Слепное. Первое, до 4 аршин глубиной, простирается на 180 сажень в длину и в ширину на 60 сажень; второе имеет 100 сажень длины и 30 ширины и 2 аршина глубины. Солеваренные казённые заводы устроены были при Репном озере. По словам стариков, лет за 100, ночью, сделалась на дне озера трещина, или, по их выражению, озеро репнуло, из трещины выступила вода и затопила заводы. И без того, в весеннее время, Тор и весенние ручьи вносили много пресной воды в солёные колодези, а выступившая вода из подземных её проходов окончательно уничтожила солёные колодязи». По сведениям Филарета, для добычи соли воду из этих озер с давних пор спускают. Поэтому вполне возможно, что во времена князя Игоря это было одно большое озеро.

За это говорит маленькая ремарка летописца, уже озвученная здесь: «Игорь видел брата своего Всеволода, ожесточенно бьющегося, и молил он у Бога смерти, чтобы не увидеть гибели брата своего. Всеволод же так яростно бился, что и оружия ему не хватало. И сражались, обходя вокруг озеро». Поэтому вполне можно допустить, что летописец морем назвал соляное озеро. Иначе в том, что русские шли, сражаясь к Донцу, огибая озеро, а тонуть убежали к морю, нет вообще никакой логики.

Второе «но» - это сообщение «Слова о полку Игореве» (115): «С той же Каялы Святополк прилелеял отца своего между угорскими иноходцами ко святой Софии к Киеву». Это сообщение - вообще трудноразрешимая дилемма. Большинство историков, сходятся в том, что это событие имело место в 1078 году, когда в битве на Нежатиной Ниве под Черниговом погиб Изяслав Киевский. Сыном его был князь полоцкий, новгородский и туровский Святополк. Это предположение позволило некоторым историкам даже утверждать, что битва князя Игоря с половцами происходила под Черниговом. Соответственно, там же, по их мнению, находилась и река Каяла. Честно сказать, такая гипотеза, это вообще бред, в котором все перевернуто с ног на голову. Где вовсе не Игорь идет на половцев, а половцы идут под Чернигов. И где в это время был князь Черниговский? Даже нет смысла это обсуждать. Да, князь Изяслав был похоронен в Киеве. Да его сыном был Святополк. Но, больше никаких параллелей провести нельзя. Можно было бы предположить, что Изяслав Киевский до того как встретил смерть, преследовал бежавшего Олега Тьмутороканского, который в своем отступлении на юг преодолел многие реки: и Самару, и Волчью, и Дон. Но в ПВЛ ясно говорится, как погиб Изяслав (117): «…и когда были они на Нежатиной ниве, соступились обе стороны, и была сеча жестокая. Первым убили Бориса, сына Вячеславова, безмерно похвалявшегося. К Изяславу, стоявшему среди пеших воинов, неожиданно подъехал кто-то и ударил его копьем сзади в плечо. Так убит был Изяслав, сын Ярослава. Сеча продолжалась, и побежал Олег с небольшой дружиной и едва спасся, убежал в Тмуторокань.…» Поэтому, однозначно - автор «Слова…» имел в виду совершенно другого Святополка. За второй вариант говорит и то, что древнерусский автор «Слова…» расходится с Нестором и в том, как был доставлен убиенный князь в Киев. Нестор пишет (118): «Убит был князь Изяслав месяца октября в 3-й день. И взяв тело его, привезли его в ладье и поставили против Городца, и вышел навстречу ему весь город Киев…. Ярополк же шел за ним, плача с дружиною своею… И, принеся, положили тело его в церкви святой Богородицы, вложив его в гроб каменный и мраморный». Информация о ладье, переданное в ПВЛ, говорит о том, что Изяслав, погиб именно под Черниговом, откуда лежит прямой водный путь по реке Десна до самого Киева, и нет никакого смысла ехать на лошадях. Поэтому даже предположение о том, что князь Изяслав мог быть убит во время преследования Олега, не соответствует действительности. Надо еще отметить, что Святополка не было во время битвы на Нежатиной ниве. Зато был другой сын Язяслава - Ярополк, который и шел за гробом отца. Поэтому, скорее всего, автор «Слова о полку Игореве» имел в виду совершенно другого Святополка. Только какого? Подсказок нет.

Был еще один пример в истории Киевской Руси, когда отца Святополка похоронили в церкви Святой Богородицы. Было это в 1015 году, когда умер князь Владимир Красное Солнышко, строитель этой церкви. Но этот пример я привел для статистики, так как сын Владимира, Святополк Окаянный, не считал его своим отцом и был Владимиру во всем в оппозиции. Киевляне даже пытались скрыть от Святополка смерть Владимира Святославича.

Теоретически еще мог везти своего отца Святополк Юрьевич Туровский. Правда в летописях нет сведений, когда и как умер его отец, князь Юрий Ярославич. Последнее известие о Юрии, датировано 1167 годом. Но некоторые историки предполагают, что умер он в 1168 году. Но, именно в 1168 году, большое количество русских князей участвовало в совместном походе на половцев в район рек Орель и Самара. Напомню, что река Каяла (Волчья) является притоком именно Самары. Среди участников похода летописью отмечен сын Юрия, Святополк Туровский. Юрий Ярославич был правнуком того самого Изяслава Киевского, погибшего на Нежатиной ниве, поэтому вполне мог быть похоронен в Киеве вместе со своими предками.

Хотел бы еще отметить, что с событиями «Слова о полку Игореве», автор булгарской летописи связывает возникновение названия столицы Башкирии. Об этом можно прочитать в статье«О городах Римове и Уфе»

Вывод: сообщения русских летописей не дают достаточных оснований для точного определения реки Каялы, на которой жили самары (Каяловы), до своего переселения в Сибирь, как реки, на которой произошло сражение полков князя Игоря. В то же время, летописные сведения позволяют локализовать район похода легендарного князя, как местность, лежащую южнее Изюмской переправы. Именно на этой территории жили когда-то обские самары. Именно там несет свои воды река, которую они называли Каялой.

Можно ли на основе предположения, что дружина Игоря сражалась с половцами именно на той Каяле, о которой нам поведала Галина Пелих, делать вывод, что в этих местах во времена князя Игоря, уже не жили русскоязычные самары? И что, к этому времени Каяловы уже перебрались на новое место? Нет! Такого вывода делать нельзя! Да, летописи не пишут ни о каких самарах и чалдонах. Но я вновь возвращаюсь к упоминанию об обобщающих традициях древних авторов. Пусть самары были и русскоязычным народом, но они были кочевниками, они были язычниками и они вполне могли выступать на стороне половцев. А это значит, что для древнерусского автора они были половцами. Даже если предположить, что к этому времени Каяловы переселились в Сибирь, однозначно, что часть этого народа осталась на месте. Именно поэтому специалисты запечатлели в Днепропетровской области «коллективную кличку самарии». Именно поэтому в дальнейшем эти места были известны как один из центров казачества. Каяловы во времена Игоря могли просто быть данниками половецких кочевников. Самары не входили в состав русских княжеств и скорее всего не были христианами. А значит, в глазах христианской Киевской Руси они были такими же «погаными», как и половцы. Широко известно, что в среде печенегов и половцев в значительной мере присутствовал славянский этнос. К тому же еще в 1223 году в этих местах и гораздо южнее жили бродники, славяне по происхождению, известные нам по битве на Калке.

Примечание: при цитировании ссылка на автора и сайт обязательна.

Литература:

103. ПСРЛ. Т. II. 2-е изд. СПб, 1908. СПб, 1998., С. 440.

104.Там же. С. 439

105.Там же. С. 438

106.Там же. С. 439

107.Там же. С. 440

108. ПСРЛ. Т. II. 2-е изд. СПб, 1908. СПб, 1998., С. 444

109.Гази-Барадж тарихы // Джагфар тарихы. Т.1. Оренбург 1993 г., С. 71.

110. ПСРЛ. Т. II. 2-е изд. СПб, 1908. СПб, 1998., С. 440

111. ПСРЛ. Т. II. 2-е изд. СПб, 1908. СПб, 1998., С. 446

112. ПСРЛ. Т. II. 2-е изд. СПб, 1908. СПб, 1998., С. 440

113. ПСРЛ. Т. I. 2-е изд. СПб, 1908. СПб, 1998., С. 367

114. ПСРЛ. Т. II. 2-е изд. СПб, 1908. СПб, 1998., С. 446

115."Слово о полку Игореве" под редакцией Адриановой-Перетц, М.-Л., 195О.

116.Филарет (Д.Г. Гумилевский). Историко-статистическое описание Харьковской епархии. М.; Харьков, 1852-1858., Отд. V .С.28

117.ПСРЛ. Т. I, изд. СПб, 1908. СПб, 1998., Стб.202-204

118.Там же.

Каждый оригинален в меру своей оригинальности © Mi vida sin cera

Просмотров: 5306 | Добавил: njudin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Поиск
Календарь
«  Сентябрь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz